Татьяна Веденеева: «Юрмала – это тишина, море и чайки»

Знаменитая актриса и телеведущая Татьяна Веденеева живет на три дома: в Москве, на юге Франции и … в Латвии. Что же связывает ее с Ригой и Юрмалой?

Сказать, что Татьяна Веденеева красива, значит – не сказать ничего. В жизни актриса выглядит еще моложе и очаровательнее, чем на экране. Больше сорока с хвостиком ей ни за что не дашь!

Злые языки, возможно, спишут это чудо на пластику и достижения современной косметологии. Но мне кажется, что причина в другом — с годами на лице у человека проступает характер. А Ведененева настолько же хороша собой, насколько открыта, обаятельна и приветлива в общении.

РОССИЯ – ФРАНЦИЯ – ЛАТВИЯ

– Татьяна, многие российские звезды купили недвижимость в Латвии, чтобы получить вид на жительство, а заодно безвизовый въезд в страны в ЕС. Но у вас, похоже, несколько другая история?

– Вид на жительство для того, чтобы свободно передвигаться по Европе, мне совершенно не нужен — у меня есть вид на жительство во Франции и квартира на юге этой страны. А жилье в латвийской столице я купила потому, что очень люблю Ригу. Обожаю приезжать сюда на поезде, чтобы погулять с друзьями, пофотографировать. Даже пару раз встречала тут Новый год.

– Почему вы купили квартиру в Риге, а не Юрмале? Не нравится наш курорт?

– Очень нравится. Здесь тихо и красиво. У меня где-то есть фотографии с последней Командерии вина Бордо – в Латвии есть теперь такое общество, а я член этой командерии в Москве. Они устраивали ужин на «36 линии» в Юрмале. Море очень красивое, вкусное вино, дюны, чайки… И какое-то спокойствие.
Конечно, и море, и дюны есть и в других местах. Но, мне Юрмала симпатична еще и потому, что я очень люблю Ригу, а это очень близко. Здорово, что близко! Здесь, в Юрмале, есть клуб моих друзей Виторганов, которые все время устраивают какие-то вечеринки, выступления артистов, литературные какие-то встречи проводят. Когда сюда приезжаешь нет ощущения, что ты совсем оторван, как совсем в чужой стране.

– В своем доме на юге Франции вы тоже часто бываете? А где чувствуете себя комфортнее всего?

– Во Франции у меня квартира, там я тоже бываю довольно часто. Но постоянно живу в Москве, этот дом для меня самый обжитой и самый любимый. Мне важно, чтобы в моем личном пространстве было комфортно и уютно всем – и мне, и моим друзьям, и прочим домашним обитателям. В Москве со мной живут три собаки — два риджбека и йорк.

БРАТЬЯ ПО РАЗУМУ

– Что это за порода такая – риджбек?

– Это порода, выведенная из диких африканских собак, которых в свое время скрестили колонизаторы. Риджбеки — единственные в мире собаки, которые охотятся на львов. А какие красавцы! Ярко-коричневые, гладкошерстные, грозные на вид, но добрейшие по характеру.

Я вообще считаю собак братьями по разуму. Например, моя маленькая крошка-йорк Лера-де Лоренса, на сто процентов понимает человеческую речь. Стоит только сказать: «Где наш бантик?», и она начинает его искать, потому что знает – раз мы ищем бантик, значит, скоро куда-то пойдем.

А вот если я тихо-тихо скажу слово «купаться», то она убежит в самую дальнюю комнату. Купаться йорк не любит, прячется, хотя прекрасно понимает, что все равно его поймают и отведут в ванную.

– Вы с такой теплотой рассказываете о животных. А недавно написали книгу «Я – жираф». Почему, когда вам предложили стать одним из авторов серии AnimalsBook, вы выбрали именно жирафа?

– Я считаю, что жираф — самое лучшее существо на планете. Это было первое животное, которое я увидела, приехав в Кению. Он самый высокий. Самый красивый. Самый дружелюбный. Жирафы уникальны: видят дальше всех, говорят между собой на четырех языках, предупреждают друг друга об опасности. А таких длинных ресниц нет ни у кого в мире!

Я верю, что дети, которые прочтут эту книжку, станут лучше и добрее, ведь книги, в отличие от гаджетов, будят воображение.

– В фильме «Здравствуйте, я ваша тетя!» жирафы не снимались, но у вас был опыт общения с обезьянкой. Вы нашли взаимопонимание?

– Фильм « Здравстуйте, я ваша тетя!» по началу носил рабочее название «Who is who?» В нем была сцена, когда мы с Тамарой Носовой, донной Розой д`Альвадорец, выходили из роскошного особняка и садились в авто. Я должна была держать на руках маленькую мартышку. Но вместо крохотной обезьянки привели большую, и она показала характер во всей красе.

В гримерной ассистент режиссера спросил у помощницы, позвонила ли та Александру Калягину. Девушка ответила: «Нет, не дозвонилась, сейчас позвоню» и протянула руку к телефону, но помощник режиссера заявил: «Я сам!» и выхватил трубку. Мартышка-самец не выдержала такого отношения к даме и прокусила помрежу сухожилие на локте, мол, не обижай девушек! Парня увезли в Склифосовского.

– Как же вы справлялись с такой своенравной питомицей?

– После этого инцидента Тамара Носова категорически отказалась работать с обезьяной, заявив: «Пусть Таня с ней ходит»! Но честно говоря, я тоже побаивалась. Тогда взяли мартышку поменьше, из уголка Дурова. Чтобы она меня не укусила, я все время держала в руках пакет с вишнями: мартышка набивала полные щеки и не могла открыть рот. Зато когда мы сели в автомобиль и заурчал мотор, обезьяна так испугалась, что написала мне на рукав. Я была вся мокрая!

Теперь этот костюм хранится в музее на «Мосфильме». Не знаю, как они его отстирали.

НЕНАВИЖУ УЛЬТИМАТУМЫ!

– Возможно, я не права, но считаю, что кинематограф вас недооценил. В вашем послужном списке чуть больше десяти картин, а могли быть – сотни. Например, в свое время режиссер Валерий Рубинчик предлагал вам главную роль в детективе, который снимался на Рижской киностудии. Что не срослось?

– В этот момент я поступила работать на ТВ. Это сейчас можно все: актер может сниматься в кино, вести телешоу, играть в театре. А тогда мне сказали: «Выбирай, голубушка! Или кино, или увольняйся». И я осталась на телевидении.

– Однако в 90-е годы вам пришлось уволиться и с телевидения. Почему?

– Я работала в программе “Доброе утро”. На дворе стояла демократия. Мой первый сюжет про рестораны сети “Макдоналдс” имел огромный успех. А следующий сюжет я уже делала про беременных беженек из Баку, где тогда были погромы. Журналисткая работа полностью захватила меня. Поэтому мое увольнение в 1993 году до сих пор представляется мне каким-то дурным сном, в который трудно поверить.

– Что же произошло?

– Я проводила отпуск с семьей в Англии, где записалась на прием к одному серьезному врачу. Но отдых заканчивался. Надо было возвращаться в Москву, а лондонское светило могло принять меня только неделей позже. Звоню руководству, прошу продлить отпуск за свой счет. В ответ категорический отказ: работать некому, или приезжай, или увольняйся.
Я ненавижу ультиматумы. Тем более что, видит бог, за 15 лет работы я ничем этого не заслужила. И меня такая обида взяла! Думаю, если я никому не нужна, зачем же держаться за место? И послала факс с заявлением об уходе по собственному желанию.

БЕЗ ПАРТБИЛЕТА

– Про вас, как про любую звезду, ходит немало легенд. Говорят, вы были любимой телеведущей Леонида Брежнева. А как складываются отношения с нынешней властью?

– Никак. Я никогда не была членом никакой партии. Даже в советское время ухитрилась работать на советском телевидении, не будучи членом КПСС, что было практически за гранью фантастики.

– Неужели вас не звали? Наверное, и сейчас многие партии не против заполучить в свою команду Татьяну Веденееву.

– Почему не звали? Постоянно намекали, мол, у нас все коммунисты, а вы? Я скромно отвечала, что пока не доросла. И работала без партбилета. Мало того, я еще была первым лицом советского телевидения в Париже , Лондоне, Америке, Канаде, снималась для английского BBC в 27-серийном документальном фильме.
Моя беспартийность как-то сошла мне с рук. Ну а сейчас… Зачем мне вступать в какую-то партию? Я по жизни беспартийный человек!

– В 90-х, уйдя с телевидения, вы открыли свой бизнес — производство соусов ткемали. Он до сих пор жив?

Кадр из фильма «Здравствуйте, я ваша тетя!»

– Да, бизнес существует и процветает. Производство находится в Болгарии. Там есть люди, которые постоянно присутствуют на месте и контролируют процесс.

– Санкции не мешают?

– Нет, потому что Болгария лишь одной ногой стоит в Европе. А вообще наши соусы продаются по всему миру — есть дистрибьютер, который поставляет их даже в США.
Одно время мы торговали в Лондоне в сети магазинов, которые продают оригинальные продукты в подарочной упаковке — икру, шампанское, вино, конфеты… Делали деревянные коробки с прозрачной поверхностью, через которую были видны наши соусы. Но потом поняли: это невыгодно, вся прибыль уходила на доставку и упаковку, а объемы продаж были невелики. Для того, чтобы их увеличить, требовалась мощная реклама. Зато в Россси наши соусы — самые известные.

НИКАКИХ ПРОБЛЕМ!

– У вас не возникало желания навсегда уехать из России?

– Никогда! Хотя таких возможностей было море. В конце 80-х я целый год проработала в Японии — вела программу по изучению русского языка. И весь этот год мне безумно хотелось домой! Но так получилось, что я уехала из Советского Союза, а вернулась совершенно в другую страну…

Нынешней осенью я побывала в Китае. Там на Первом канале сейчас пытаются сделать похожую русскую программу. Мы с Андреем Малаховым сидели в жюри и оценивали, как китайские команды соревнуются в пародиях на русские фильмы, в частности, на “Иронию судьбы”. Это очень забавно, интересно… Но когда ты возвращаешься домой из чужой страны после долгого отсутствия, идешь по улице и слышишь, что вокруг все говорят на твоем родном языке — вы не представляете, какое это счастье!

– А в Латвии вы чувствуете себя комфортно в плане языка?

– Знаете, когда я приезжаю в Ригу или Юрмалу, у меня нет никаких языковых проблем. Я всем говорю: «здравствуйте!», и все мне отвечают по-русски. Хотя, конечно, если находишься в другой стране, то лучше здороваться на языке местных жителей. Для меня языковых сложностей: я сносно говорю и по-французски, и по-английски. Но где бы я ни находилась, меня тянет в Россию.

– Ваш сын Дмитрий получил образование в Англии. Он там остался жить или вернулся домой?

– Дима жил в Англии с 11 лет, учился в boarding school, потому что я очень много работала. Большинство мам живут рядом с такими школами и забирают детей каждые выходные, а мы навещали Диму раз в два месяца. Наверное, постоянное отсутствие семьи сыграло свою роль. Поэтому, закончив вуз в Лондоне, он не захотел жить в Англии, а вернулся в Москву.
Сейчас Дима работает с Google — придумывает приложения к телефонам системы Android. Например, вы что-то нафотографировали, начали чистить и случайно стерли не ту фотографию. Но если у вас стоит это приложение, вы можете ее легко вернуть.

«Я НЕ СМОТРЮ ТЕЛЕВИЗОР…»

– Как вы оцениваете то, что происходит на современном телевидении?

– Я не смотрю телевизор. Современное телевидение технически очень интересно. Там много красивых вещей. Но образовательных программ, которые дают пищу для ума, мало. Поэтому я живу в Интернете, театре, часто бываю в консерватории и зале Чайковского — как минимум два раза в месяц, читаю книги.

– Какие книги вам нравятся?

– В последнее время художественную литературу я читаю мало. В основном публицистику, мнения людей на разные темы. Сейчас все вытесняется фейсбуком. В моей ленте много друзей, точкой зрения которых я дорожу.

– Чем вы сегодня занимаетесь?

– Играю в театре Школа современной пьесы. У нас был прекрасный спектакль «Последний ацтек» по пьесе Виктора Шендеровича. Я играла там с Альбертом Филозовым. Но год назад Альберт ушел из жизни, и мы до сих пор не можем найти ему замену.

Сейчас репетирую с Александром Овчинниковым пьесу Михаила Хейфеца “Рок-н-ролл на закате”. Это спектакль для двоих, про любовь взрослых людей. Молодая режиссер, только что окончившая ВГИК, такого там накрутила! Мы и танцуем, и поем – буквально наизнос! Я даже была рада ненадолго удрать в Ригу, чтобы отдохнуть от репетиций — все дается тяжело, но очень интересно. Как будто еще одну жизнь проживаешь.

Недавно мне предложили сыграть в одном спектакле с вашим Иваром Калныньшем. Посмотрим, что из этого получится.
Фото:

Татьяна Веденеева считает, что для того, чтобы хорошо выглядеть, нужен стимул.

Елена Веселова

Добавить комментарий