Юрмала – город без хозяина

Четыре года назад на муниципальных выборах депутатские места в Юрмальской думе пользовались особым спросом. На 15 кресел претендовали более 260 кандидатов из 16 списков. В этом году также ожидается жесткая борьба, в которой примут участие как уже опытные, так и молодые политики, которых курс прежней власти не устраивает. 

В ноябре 2013 года по решению правительства Юрмала первой в Латвии получила статус курорта. Тогда дума заявила, что это помогло привлечению инвестиций и популяризации санаторных услуг.

Портал Delfi встретился в Юрмале со многими горожанами, которые представили совершенно другую картину — знаменитый курорт превращается в спальный район.

«ПСЕВДООТЕЛИ» И ПРОЧИЕ ПРОБЛЕМЫ

Защитники природы обращают внимание на важную проблему Юрмалы — “псевдоотели”, которые строят в местах, где планировка не позволяет строить многоквартирные дома.

Председатель Юрмальской думы Рита Спроге при этом отрицает заявления, будто город не развивается в качестве курорта. За последние шесть лет число туристов, остающихся на ночлег в Юрмале, выросло почти на 70%, говорит мэр. “Юрмала не может и никогда не сможет предложить столько рабочих мест, сколько будет в столице. Развитие бизнес-центров и промышленных территорий тоже не включено в долгосрочную стратегию города”, – говорит она.

По словам Спроге, Юрмала активно работает над предложением вне летнего сезона. “Время вне сезона — подходящий момент узнать, как много есть возможностей для отдыха за пределами пляжа”, — считает мэр. В Юрмале отреставрирован исторический концертный зал “Дзинтари”, где мероприятия идут и вне сезона. Также восстановлен дом Аспазии и круглый год доступна станция искусства “Дубулты” и различные музеи.

Сперва создание отелей и гостевых домов объясняли необходимостью развивать туризм, но теперь Юрмала теряет рабочие места и доходы.

Спроге считает, что похожая ситуация сложилась и в других городах и даже странах. “Бизнесмены поступают со своей собственностью, как им выгодно. Они отвечают за то, чтобы их бизнес был законным, а здание эксплуатировалось в соответствии с целями”, — говорит мэр.

БАЛАНС ЗА СЧЁТ СВАЛКИ  

Г-н Кронблумс недоволен тем, что территориальное планирование в Юрмале не происходит по существу. “У них [депутатов] есть только список пожеланий, который они получили. И его надо пробить любыми способами. Это не имеет отношения к реальному планированию”, — говорит он.

В качестве примера активист приводит Приедайнскую свалку, которую закрыли в 2009 году. До прошлогодней территориальной планировки бывшая свалка считалась зоной развития, что позволяло строить там практически что угодно, но теперь это “зеленая зона”. “Эту территорию сделали “зеленой” по простой причине — чтобы сказать населению, что новая планировка — “зеленая”, — считает Кронблумс.

До прошлогодней территориальной планировки бывшая свалка считалась зоной развития, что позволяло строить там практически что угодно, но теперь это “зеленая зона”.

“Самое печальное, что наш уровень интеллекта считают таким, что подходящее место для нас именно здесь — на Приедайнской свалке”, – говорит лидер организации.

“Это манипуляция обществом. Мы действительно зеленый город, мы заботимся, чтобы зеленые территории были там, где живут люди, а не за пределами города”, — отмечает активист. Организация обращалась в Конституционный суд и Министерство регионального развития, но все безрезультатно.

“Это значит, что мы отдали под застройку многие свои территории дюн, городских лесов. Отдали миллионерам, их семьям и другим людям”, — считает он.

ЦЕННАЯ ЗЕМЛЯ КАРГИНА  

Одна из территорий, где застройке дали “зеленый свет”, принадлежит ООО Adlera, которой владеет Рэм Каргин, сын известного акционера бывшего Parex banka Валерия Каргина. На территории участка площадью почти 2000 м2 рядом с так называемым “парком Каргина” можно будет построить объект высотой 12 метров. Раньше тут была природная территория.

“В этом созыве депутаты вдруг решили, что тут можно очень хорошо развивать туризм, что этот участок надо застроить. Что тут будут делать, мы не знаем. Но ясно, что ценность земельного участка возросла многократно”, — объясняет Кронблумс.

Дума говорит, что исторически эта земля была застроена. “Увы, никто из нашей организации или экспертов не нашел тут никаких исторических застроек. Может, тут были стоянки древних латышей”, — иронизирует Кронблумс.

“Что тут будут делать, мы не знаем. Но ясно, что ценность земельного участка возросла многократно”

СТОРОЖЕВЫЕ ПСЫ

С учителем биологии из Юрмальской Государственной гимназии Анитой Брувеле мы встречаемся рядом с объектом, принадлежащим жене и сыну предпринимателя Айнара Шлесерса в Меллужи. Брувеле в шутку называет себя “аборигеном Юрмалы”. Совсем недавно ее муж заметил, что на участке подпиливают и тут же сжигают сосны, что в Юрмале разрешено только в течение особого “месяца чистоты”.

Брувеле вспоминает, что 50 лет назад на месте, которое теперь ограждено забором Шлесерсов, находились навесы открытого типа с раскладушками, куда приходили отдыхать дети с болезнями легких. “Запах сосен, фитонциды уничтожают бактерии. Да еще и морской воздух — самый полезный. Это было самое красивое место. Лес с огромными соснами, но как-то больше нет. Одна за другой они исчезают”, — говорит учитель.

Отвечая на вопрос, обсуждает ли она вопросы окружающей среды со школьниками, Брувеле смеется: “Я только что рассказывала всем, что здесь творится. Они не знают. У них это вызывает ужас. Они придут и станут в цепь. Было бы здорово”.

Комментируя опасения юрмальчан по поводу застройки дюн и планировки, мэр подчеркивает: поправки готовились долго и проходили пять публичных обсуждений, где свое мнение выразили 4000 человек. “В результате мы сбалансировали цели развитии с мнением жителей, бизнесменов, негосударственных организаций. Самоуправление тоже заинтересовано сохранить природные богатства города”, — говорит Спроге.

АКТИВНЫЕ КАУГУРИ  

Совсем иначе Юрмала выглядит в Каугури, где люди, опрошенные в середине дня около рынка, кажется, довольны. Большинство из них — местные “со стажем”. Юрмальчанам нравится свежий воздух, тишина и море. Правда, Айгарс говорит, что улицы в городе грязные. Зато Вячеслав считает, что “Юрмала — красивейшее место на свете”. “Плюсы? Море близко. Минусы? Общественный транспорт ужасный”, — говорит Айва, проживающая в Юрмале 15 лет.

Что касается главных преимуществ Юрмалы, то, по мнению пенсионера Гунара Амолса, это девушки. Иво полагает, что в городе случается бандитизм и кражи, но полиция работает хорошо. Ему хотелось бы “больше тусовок, хоть раз в месяц”.

“Транспорт, магазины, все устраивает. Рынок тоже. Как пенсионер я свободен. На море хожу летом, рыбачу, езжу в Слоку”, — говорит Янис Васалис. Юрмальчанка Занда отмечает: “Все доступно. Есть медицина, образование для детей. Все на месте, ездить никуда не надо”. Минусов она не видит, если не считать ветер, который “никогда не прекращается”.

ЛЬГОТЫ И ПОСОБИЯ

В этом году Юрмальская дума предложила еще одно новое пособие.Сейчас пенсионеры могут получить пособие в размере 50 евро на улучшение доступности медицины. Правда, выдавать его будут при предъявлении соответствующих чеков.

Почему нельзя было это ввести три года назад, а именно перед выборами? Дума привлекает жителей не только пособиями и налоговыми льготами, но и праздниками. Бывший мэр Гатис Трукснис (СЗК) поймал свою целевую аудиторию — каугурцев. Например, в прошлом году на 12 000 евро провели Праздник Каугури.

Отвечая на вопрос, зачем нужны разные льготы и пособия, и не является ли это подкупом избирателей, Спроге возражает: “Пенсии в нашей стране очень низкие. Пенсионерам трудно оплатить лекарства, врачей”. Самоуправление предлагает поддержку и другим группам населения, например, беременным.

НЕДОЛГАЯ ЖИЗНЬ МЭРА

Отметим, что главы самоуправлений в Латвии меняются редко, но Юрмала – исключение. Согласно данным исследователей Иветы Кажоки и Лиги Стафецки, с 2005 года руководство Юрмалы менялось восемь раз. В среднем мэр находился на своем посту 1,3 года. Эксперты отмечают, что многим мэрам пришлось уйти с поста из-за начатых уголовных процессов, что связано с крупными экономическими интересами.

В Бюро по предотвращению и борьбе с коррупцией говорят: хотя риски есть везде, Юрмала подвержена сравнительно большему риску в связи с крупными финансами и особо защищаемыми природными территориями.

ГОРОД НЕРЕАЛИЗОВАННЫХ ИДЕЙ

Спроге подчеркивает: дума делает все, чтобы поддержать новых предпринимателей. Уже более 10 лет город сотрудничает с Консультативным советом предпринимателей, где представлены бизнесмены из всех важных для города отраслей. Там же работают менторы, помогающие новичкам.

Один из молодых предпринимателей — Райтис Стурманис, которого мы встретили в Юрмальском бизнес-инкубаторе. Здесь Стурманис и его команда работают над прототипом пляжного терминала “Beach locker”. Это решение старой проблемы, когда юрмальчане опасаются идти купаться, так как их вещи могут украсть.

Юрмала станет первым городом, где на пляже создадут современную камеру хранения, которая будет работать со сканерами отпечатков пальцев. “Это терминал примерно на квадратный метр, высотой два метра, где почти 100 человек смогут хранить свои вещи. Он работает по принципу ротации — как и в магазине полки с булочками вращаются”, — объясняет Стурманис.

Цель предприятия — ввести новейшие технологии в сфере хранения вещей. “Это последняя сфера технологий, которая пока на доисторическом уровне”, — говорит он. Первый терминал появится в Юрмале этим летом.
“Мы хотели начать тут. Может, это чистая сентиментальность, но я юрмальчанин. Мне хочется принести благо своему городу. Верю, что такие учреждения как инкубатор, новые технологии, что-то свежее для Юрмалы могут помочь и привлечь сюда людей из Риги. Юрмала может стать современным курортом. Возможно, самым современным в мире”, — считает он.

3 июня в Латвии состоятся выборы в городские и краевые думы. Юрмальчанам предстоит избрать 15 депутатов.

Катрина ЖУКОВА, DELFI

Добавить комментарий